a a a

Принцип динамической оценки в практике раннего вмешательства

Раннее вмешательство базируется на нескольких неотделимых друг от друга
принципах, которые обеспечивают высокую эффективность технологии. Одним из
принципов, который мы будем рассматривать в данной главе, является принцип
динамической оценки. В качестве примера действия этого принципа нам бы хотелось
привести два случая из нашей практики.
Центр абилитации детей раннего возраста входит в состав отделения
восстановительного лечения Детской городской больницы № 9 г. Хабаровска и
оказывает комплексную медико-психолого-педагогическую помощь детям, имеющим
нарушения в развитии различной степени тяжести. За годы работы, начиная с 2006
года, мы наблюдали множество неповторимых интересных случаев преодоления
нарушений в развитии. Но эти две истории нам представляются наиболее
показательными по отношению к принципу динамической оценки. Семьи, о которых
пойдет рассказ, очень похожи своим стремлением помочь ребенку, своей бесконечной
любовью к ребенку и готовностью действовать в его интересах. И, в то же время, так
не похожи в переживании своего родительского горя, в поисках точек приложения
силы, в выборе своего пути.
Раскрывая сущность принципа динамической оценки, нельзя не остановиться
на самом понятии динамики. Динамика (от греч. – сила) – движение, развитие во
времени. Динамика изучает причины возникновения движения (развития).
Рассматривая процесс развития ребенка как поступательное движение вперед,
мы можем по его характеру определить силы, которые мешают или помогают
правильному развитию. Оценивая уровень развития ребенка, мы определяем его
характер движения и нам становятся известны силы, мешающие правильному
развитию ребенка. Следуя обратной задаче динамики, мы можем прогнозировать и
задавать индивидуальный путь развития ребенка, определив точки приложения сил и
мощность медико-педагогического воздействия.
С помощью принципа динамической оценки в раннем вмешательстве возможно
регулярное определение степени и характера имеющихся нарушений, сильных сторон
ребенка и семьи, учет новых фактических ресурсов, позволяющих наиболее полно и
качественно строить программу развития ребенка, а значит неуклонно двигаться
вперед. Оценка в динамике позволяет быстро реагировать на изменение уровня и
темпов развития ребенка, приобретения им новых навыков, выдвигать новые гипотезы
и ставить задачи для дальнейшей работы. Т.е. в процессе осуществления программы
происходит систематическая оценка развития ребенка через определенные периоды
времени (2-3 месяца), проводится анализ работы и ее коррекция с учетом
появившихся новых навыков или новых потребностей. Динамическая оценка
позволяет более точно определять «зону ближайшего развития» и «точечные» задачи
развития.
Несмотря на то, что есть общие закономерности развития, каждый ребенок
неповторим, каждый проходит свой путь развития с доступной ему скоростью.
История первая
Александр наблюдается в Центре с шестимесячного возраста с диагнозом
«Детский церебральный паралич атонически-астатическая форма». При поступлении
имел комплексные нарушения в развитии тяжелой степени. Ребенок находился на
противосудорожных препаратах, наблюдалась значительная заторможенность,
которая осложнялась выраженным снижением мышечного тонуса. Мальчик
неустойчиво держал голову и лишь иногда совершал перевороты на одну сторону за
счет тонуса.
В настоящее время ребенку 5 лет 8 месяцев. Он ходит самостоятельно по
ровной поверхности, умеет перешагивать через препятствия на знакомом пути.
Период формирования походки не закончился в связи с задержкой когнитивного
развития. Для усвоения навыков перешагивания препятствий, ходьбы по неровной
поверхности, прыжков, подскоков необходим контроль зрения, устойчивое внимание,
умение анализировать полученную информацию. Мальчик стал лучше удерживать
внимание, появился интерес к игрушкам и другим детям. Он умеет активно
устанавливать контакт: зрительный, эмоциональный, телодвижениями,
вокализациями. В активной речи использует лепет, хотя понимание речи затруднено.
В настоящее время родители ребенка на первое место выдвигают запрос о
коммуникации.
Александр воспитывается в полной семье. Оба родителя имеют высшее
образование, работают в коммерческих структурах, степень занятости высокая.
Мальчик в раннем детстве дома находился с няней, а осуществление всех лечебных и
психолого-педагогических мероприятий в основном брала на себя мать. В настоящее
время ребенок посещает коррекционный детский сад. Семья отличается
безоговорочным принятием ребенка. Все члены семьи заинтересованы в его развитии,
принимают участие в его воспитании. Интересы ребенка ставятся превыше всего.
Отношения родителей друг к другу теплые, чувственные. Ребенок как будто еще
крепче связал родителей друг с другом. Отец полностью доверяет жене в деле
лечения, развития и воспитания ребенка. Мать всегда имеет возможность отдыха.
Сильной стороной семьи является высокая степень доверия к специалистам. На
разных этапах помощи рекомендации, которые семья получала от профессионалов,
всегда и полностью выполнялись родителями. Отец самостоятельно изготавливал
спецоборудование для ребенка по чертежам, предоставленным службой (качалка,
планки для ходьбы, стульчик и т.д.), всегда своевременно приобреталось необходимое
оборудование и материалы для развития ребенка. Одной из сильных сторон матери
является «разумная» любовь к ребенку, понимающая, что чрезмерная жалость сделает
сына беспомощным.
Но взаимодоверие сформировалось не сразу. Оно строилось постепенно в
процессе работы с семьей. А на начальном этапе специалисты периодически
сталкивались с проблемой расхождения задач матери и задач специалистов.
Достаточно длительное время на первый план мать выдвигала двигательное развитие
сына и недооценивала развитие остальных сфер.
В самом начале нашего пути развитие Александра происходило так медленно,
что малейшие позитивные изменения наблюдались лишь по результатам нескольких
занятий. Динамика развития оценивалась один раз в три-шесть месяцев. Положение
осложнялось и тем, что мальчик часто и длительно находился на стационарном
лечении, получал курсовое медикаментозное лечение и специализированный массаж.
В этот период развивающие занятия полностью прекращались. Приобретенные на
занятиях навыки не все достигали степени устойчивости, поэтому утрачивались, и по
возвращению ребенка в программу нам приходилось начинать практически заново.
Сложность динамической оценки заключалась и в том, что тестирование по шкалам KID и RCDI, проводимое матерью, было малоинформативным. На начальном этапе
мать мальчика испытывала определенные трудности с оценкой развития ребенка: гдето преувеличивала, где-то недооценивала. Необходимо было научить мать
самостоятельной оценке ребенка. Поэтому нескольким специалистам приходилось
наблюдать за ребенком несколько дней, создавая разнообразные диагностические
ситуации и обучая мать мальчика.
Мать по характеру лидер, организатор, очень работоспособна, умеет выполнять
работу быстро по несколько заданий одновременно. Ей было трудно смириться с
медленным темпом развития ребенка. Большая работа была проведена по
психологической подготовке матери и ее мотивации на всестороннее развитие ребенка
и достижение цели маленькими шагами.
Специфика характера матери, ее категоричность и напор (натиск) заставляли
искать новые подходы к работе с семьей. Каждое занятие тщательным образом
продумывалось и готовилось, иногда несколькими специалистами. Часто у
специалистов на занятии возникало ощущение экзамена, так как мать требовала
подробного разъяснения каждого упражнения, которое выполнялось с ребенком.
Надо признать, что специалисты неоднократно испытывали неуверенность в
своих силах и в благополучном исходе. Неоднократно команда проводила оценку
собственных действий и эмоционального состояния специалистов. В процессе работы
мы столкнулись также и с проблемой психологической несовместимости матери и
специалиста. Матери ребенка казалось, что специалист действует слишком медленно
и не достигает ожидаемого эффекта. Она открыто высказывала свое недовольство
специалисту, что повлияло на его эмоциональное состояние и отношение к ситуации.
Была проведена командная супервизия и принято решение о замене специалиста.
Правильность нашего решения подтвердилась, когда увеличился темп развития
ребенка.
С течением времени мать стала полноценным членом команды и научилась
четко отслеживать малейшие достижения сына. А упорство и терпеливость
Александра помогли ему достичь той самостоятельности, которую он имеет сегодня.
В процессе динамической оценки мы учитывали и особенности
функционирования семьи: мы подстраивались под рабочий график матери для
определения наиболее оптимального режима получения услуг семьей. Служба
действовала только в интересах ребенка и семьи, при необходимости шла на
изменение времени работы специалистов.
После достижения мальчиком возраста 3,5 лет мы неоднократно принимали
командное решение о продолжении программного наблюдения. С одной стороны, это
было обусловлено тем, что мальчик значительно отстает в развитии от своих
сверстников, что в городе не было других подобных учреждений, куда можно было
бы передать ребенка для дальнейшей работы и тем, что наблюдалась положительная
динамика в развитии и нам, как специалистам, не хотелось терять результаты
собственной работы. В настоящее время мальчик посещает специализированный
детский сад и продолжает получать услуги двигательного терапевта, логопеда и
психолога в нашем центре.
Недавно мы с радостью убедились, что Саша научился переступать через
преграды, самостоятельно ходить по наклонной и неровной поверхности и
контролировать походку с помощью зрения. А в детском саду ребенок стал
участвовать в совместных играх с другими детьми. Эти достижения говорят об
очередном шаге в его развитии.
История вторая
Семья Глеба впервые обратилась к нам за помощью, когда мальчику
исполнился 1 год 1 месяц. Ребенок родился на сроке 30 недель в ягодичном
предлежании, оценка состояния ребенка по шкале Апгар 2-4 балла. Мальчик прошел
сложный путь выхаживания: находился в реанимационном отделении в течение 1
месяца и 7 дней и только в возрасте 2 месяцев смог познакомиться со своей мамой. К
нам Глеб поступил с диагнозом «Ретинопатия недоношенных III-IV степени, авитрия.
Оперированная отслойка сетчатки. Афакия обоих глаз». Из зрительных функций
после операции появилось светоощущение на яркий свет одним глазом. Помимо
нарушения зрительных функций у мальчика отмечались атонически-астатический
синдром, нейромышечная дистрофия, порок сердца и ферментативная кишечная
недостаточность. Ребенок был очень слабым, маловесным, наблюдалась выраженная
мышечная гипотония. Из-за проблем с кишечником мальчик питался дробно малыми
порциями, только жидкой пищей из бутылочки. Отмечались выраженные страхи всего
нового: мест, людей, игрушек, звуков и т.д. Мальчик отказывался прикасаться к чемулибо руками и не допускал действий взрослого его руками. В контакт с чужими
людьми не вступал. И хотя мог стоять у опоры, практически не оставался один и все
время находился на руках близких.
Со слов семьи, специалист ранней помощи был первым посторонним
человеком, с кем Глеб вступил в тактильный, игровой, эмоциональный контакт и даже
позволил подержать себя на руках в течение 1-2 минут. Так началась наша дружба.
На занятиях семья всегда присутствовала в полном составе: мама, бабушка и
дедушка. Для мамы в 33 года мальчик был долгожданным, а отец не смог принять
особенности ребенка и сделать его матери предложение. Через несколько лет отец
полюбит сына всем сердцем, пожелает воссоединения семьи, но это будет намного
позже.
На тот момент семья действовала как единый механизм, в центре которого
находился ребенок. Семья полностью изменила свой привычный уклад в интересах
ребенка. Основная эмоциональная нагрузка легла на бабушку: с одной стороны нужно
было помочь дочери, находящейся в состоянии горя, а с другой – помочь Глебу.
Бабушка полностью посвятила себя внуку, возможно пытаясь компенсировать
эмоциональную отстраненность матери. Осложняло ситуацию еще и то, что семья
никому не позволяла проникнуть внутрь своего душевного состояния и в социуме
демонстрировала свой оптимизм и силу.
Учитывая особенности близких ребенка, команда приняла решение, что
непосредственно с семьей будет работать один специалист-психолог, а остальные
будут оказывать ему консультативную помощь. Направленность семьи на ребенка и
готовность приложить даже сверхусилия для его развития были расценены как самая
сильная сторона этой семьи. Сильной стороной мальчика на первом этапе была
признана потребность в эмоциональном контакте с другим человеком (специалистом).
Доверие, возникшее между членами семьи и специалистом, укреплялось
единством задач, которые они ставили перед собой. На начальном этапе работы очень
важным нам показалось установление контакта с ребенком и создание условий для
приобретения им нового сенсорного опыта. На момент поступления в программу
мальчик не допускал прикосновения к кистям рук, особенно к ладоням и пальцам, к
груди и частично к животу. Ко всем другим частям тела прикосновения допускались,
любил поглаживания по спине. Возможно, доверие к специалисту возникло потому,
что первый тактильный контакт был выстроен настолько правильно и безопасно с
точки зрения ребенка, что мальчик сам потянулся к психологу.
Первоначально встречи с семьей происходили два раза в неделю. Продвижение
в развитии было очень медленным, первая оценка динамики развития была намечена
через три месяца. Очень осторожно специалист выстраивал работу с матерью,
рассказывал о достижениях других незрячих детей, наблюдающихся в центре, делал
акценты на достижениях Глеба и ее самой. Мама и ребенок были включены в
групповые занятия с детьми, не имеющих выраженных нарушений в развитии. По
мере улучшения эмоционального состояния матери и укрепления веры семьи в
благополучное будущее, темп формирования новых навыков у ребенка значительно
увеличился. Через десять недель занятий было принято решение о сокращении
частоты встреч до одной в неделю. По результатам оценки был выявлен явный
прогресс в развитии Глеба, были поставлены задачи на развитие двигательной сферы,
игры, ориентации в пространстве.
Через некоторое время специалист столкнулся с трудностью, которая явилась
полной неожиданностью для него. Прогресс в развитии ребенка настолько ускорился,
что оценку динамики приходилось проводить еженедельно. Специалист был
поставлен в экстремальные условия: по окончании занятия близким выдавалось
задание для выполнения дома, но когда семья появлялась на следующем занятии, то
оказывалось, что ребенок освоил не только задаваемое на дом, но и с опережением.
Близкие ребенка не только выполняли рекомендации специалиста, но и активно
изучали литературу, рекомендуемую специалистом и найденную самостоятельно.
Мать мальчика стала полноценным членом нашей междисциплинарной команды.
Вместе мы определяли цели и задачи развития ребенка на каждом этапе его
продвижения. Вместе искали пути их достижения.
Семья сделала акцент на интеллектуальном развитии ребенка, так как бабушка
и дедушка Глеба педагоги и ранее преподавали в ВУЗах. В возрасте 2,5 лет он
опережал сверстников в речевом развитии, заучивал стихи наизусть и свободно
декламировал их на праздниках. С 3,5 лет Глеб начал изучать английский язык. С 4
лет заинтересовался музыкой, научился «играть» на различных музыкальных
инструментах, стал пробовать себя в сочинении стихов, сказок и песен.
Скоро Глебу исполнится 6 лет. В настоящее время он посещает
специализированный детский сад, пока вместе с бабушкой, но это не мешает ему быть
лидером группы. Вместе с папой мальчик посещает бассейн, учится нырять и плавать.
Он сочиняет сказки, изучает английский язык и очень хочет научиться читать. В
прошлом году Глеб поступил в музыкальную школу по классу игры на фортепиано и
уже участвовал в концерте школьного оркестра, исполняя свою партию на ударной
установке. На данный момент семья продолжает получать систематическую
психологическую помощь в нашем центре, в связи с привязанностью ребенка к
специалисту и высокой степени доверия его близких.
Описанные нами случаи очень точно передают сущность динамической оценки,
направленной на определение эффективности достижения поставленных целей путем
систематического определения потенциальных возможностей ребенка и семьи, на
своевременное внесение корректив в индивидуальную программу развития, на
формирование новых целей, задач, сроков, мероприятий и ожидаемых результатов.
Исходя из представленного опыта, мы можем сделать вывод о том, что
динамическая оценка должна осуществляться с периодичностью, соответствующей
темпам развития ребенка и возникающих новых возможностей его ближайшего
окружения. Необходимым условием достижения максимально возможного результата
является обязательное полноценное включение родителей и близких взрослых в
процесс развития ребенка.
Iнiцiатори:
Нашi партнери: